«Из карантина мы выйдем очень радостными людьми»

Интервью с психотерапевтом Олегом Кузиным
Автор статьи
ведущий бизнес-тренер компании GMK, практик с 13-летним опытом, автор Школы риелтора и многих курсов для девелоперов и агентств недвижимости
«Из карантина мы выйдем очень радостными людьми»
За эти две недели мы много говорили о том, что нужно предпринять застройщикам, чтобы адаптироваться к условиям пандемии, какие навыки освоить, какие идеи реализовать, что говорить клиентам и как помогать им справиться со страхами и тревогами. Единственное, о чем мы не говорили — так это о том, что чувствуем мы сами и как справляемся с накрывшей волной непрерывных изменений.


Сегодня мы решили чуть-чуть ослабить виртуальные галстуки и поговорить по душам. Серию неформальных интервью открывает врач-психотерапевт, заведующий отделением областной клиники неврозов «Сосновый бор» (Екатеринбург), бизнес-тренер, преподаватель Бизнес-школы УрФУ Олег Кузин.

Олег, мы решили поговорить о том, что со всеми нами происходит. С точки зрения психотерапевта и врача-психиатра, что это — всеобщий невроз или что-то другое?

— Скорее, это расстройство адаптации. В силу того, что все мы попали в такие экстремальные условия и нам надо к ним адаптироваться. Это именно то, что мы называем стрессом — неспецифическая реакция организма на изменения внешней среды. Организм пытается подстроиться, совладать с этим состоянием.

Если говорить глобально, мы справляемся с этой задачей?

— Скорее, да.

А как можно понять, что не справляешься? По каким признакам? Когда пора бить тревогу?

— Важно понимать, что наше состояние зависит от силы стимула. Ситуация поменялась, и чтобы к ней адаптироваться, организм запускает состояние тревоги. И это нормально. Неправильная реакция — состояние паники. Когда стимул вызывает непродуктивные действия.  Приведу в пример абстрактный теракт на стадионе: совершать хаотичные действия, бегать в истерике — контрпродуктивно, приведет к дополнительным жертвам, в том числе и из-за давки. Тогда как по возможности организованно, спокойно покидать место происшествия помогает не увеличить количество жертв. Если мы будем бегать, совершать много лишних действий, но они не будут приводить к какому-то результату — вот это плохо.

А если вокруг тебя кто-то бегает и паникует, как его остановить?

— А нам это точно надо?

Я про ситуацию: «Я с собой-то справился, но у меня вокруг паникеры и мне тяжеловато».

 — В первую очередь надо тратить время и другие ресурсы на то, чтобы справляться с собой. А уже потом, если что-то осталось, заниматься другими. Если это принципиально, можно просто остановить, а можно некоторым шоком — как-то их перенаправить.

Надо понимать физиологию. Стресс, тревога ведет к выплеску адреналина в кровь. Его надо как-то отработать. Те люди, которые физически реально что-то делают, они в меньшей степени находятся в состоянии тревоги. Как в армии: солдат всегда должен что-то делать, иначе у него появляются дурные мысли. Здесь надо тогда бегающему человеку дать задание. Совершенно простое, но связанное с физической нагрузкой. Он отработает адреналин, успокоится, с ним можно будет поговорить.

Тут есть еще один важный терапевтический эффект: когда человек что-то делает и ему что-то удается — возникает эффект из серии стратегии маленьких побед. Ломается система глобального неуспеха. Из-за чего паника? Человек не видит выхода. А тут ему дали задание, он его выполнил, выходит, уже не все так плохо.

Система глобального неуспеха… Кажется, это очень похоже на то, что мы сейчас слышим от руководителей отделов продаж. Они говорят, что задач стало значительно больше, Приходится в пять раз больше работать, а результаты в 2 раза меньше. Это и вызывает ощущение «все пропало, это никогда не закончится». Можно ли как-то самому себя вывести из этого состояния?

 — Можно и нужно. Тут очень важно помнить цель. Вот, скажем, мы собираемся куда-то ехать, но вдруг обнаруживаем, что нашу привычную дорогу перекопали. Что мы делаем? Выбираем другую дорогу, верно? Важно помнить, к какой цели мы идем. Необходимо сохранять фокусировку, это нам поможет. А сами стимулы пытаются рассеять наше внимание.

Есть еще один очень важный момент: когда люди думают, что эта ситуация временная, тогда возникает желание переждать, ничего не делать. Но задача адаптации — принять правила игры, представить, что теперь так и будет всегда. Секрет в том, чтобы принимать условия, дальше жить и действовать с теми обстоятельствами, что есть сейчас. Принять, что нынешнее положение — это исходная точка. И сейчас наша задача — действовать чуть эффективнее сегодня, в сравнении со вчерашним днем. Тогда и тревоги станет меньше. И результаты появятся. А если вспоминать ситуации более дальние — месяц назад, полгода назад — это подводит нас к отчаянию. Тем самым мы у себя в голове формируем образ, что «выхода нет».

Да, сейчас особенно тяжело тем, кто был очень успешным буквально полтора-два месяца назад. То, что сейчас происходит — это обвал, катастрофа.

— Позвольте я приведу медицинский пример. Однажды мой друг шел со стоянки, на него напали и избили, он пробыл в коме 40 дней. Когда из нее вышел, он не мог фактически двигаться, возникли контрактуры суставов, это когда и пальцем-то не пошевелить. Ему врачи-травматологи говорили, что надо смиряться, что его единственный выход — инвалидная коляска. Когда я к нему пришел, он просил только одного: «Убери боль». Но в той ситуации я говорил, что боль — это его лучший друг. Спросил: «Что ты хочешь? Если хочешь, если готов, выкарабкивайся». Он вернулся к жизни, этот путь занял у него 13 лет. 13 лет тренировок, операций, невероятной работы.

Что с ним происходило? Конечно, когда он сравнивал свое состояние с тем, что было до инцидента, на него нападало отчаяние. Но постепенно учился заново двигать руками и ногами. Представьте, каждый день он прикладывал усилия, чтобы согнуть палец еще на пару градусов. И вот эти микроскопические изменения помогли ему. Он каждый день делал какой-то маленький шажок.

Понимаете? Да, от прежней жизни ничего не осталось. Это очень сложно принять. Это разочаровывает, мы теряем мотивацию. Просто знайте, что есть сегодняшний день, и вести точку отсчета нужно отсюда.

Это вообще не похоже на «волшебную таблетку». Чтобы видеть этот крошечный прогресс, надо его как-то научиться замечать? Как технически лучше фиксировать эти микродостижения?

— Можно завести дневник, записывать туда.

Мне кажется, тут тоже есть риск. Дневник — это же история про самонаблюдение. А если я не разгляжу свои микрозаслуги? Что если я сама себя обесценю? Насколько сейчас важно наличие человека, другого, который поможет увидеть и признать небольшие достижения? Чтобы не было в дневнике записей из серии: «Сегодня я ничего путнего не сделала».

— Другой человек, конечно, может обратить внимание на наши достижения и успехи, но то, насколько мы это примем, все равно зависит от нас самих. Это наша оценка того, есть ли перспектива будущего или нет. Поэтому здесь мы все равно сами с собой, с этими мыслями.

Есть пример Федора Конюхова. Он говорит, что первое, с чего надо начать, когда возникает паника и ты один в этом бушующем океане — надо поесть. Война-войной, а обед по расписанию. И вообще, кстати, здесь невероятно важно расписание. Сама эта изменяющаяся обстановка нас захватывает, есть риск начать «всматриваться в бездну». Есть соблазн направить все свои усилия на то, чтобы погрузиться в эту слежку. Поэтому так важно выстроить для себя распорядок дня: приема пищи, контакта с соцсетями. Надо прямо установить регламен. Иначе эта бездна будет засасывать наше внимание и формировать стресс.

Сейчас многие говорят о том, что очень сложно придерживаться расписания, когда ты оказался в самоизоляции с семьей, детьми. Это для сотрудников ты большой босс, управляешь большой строительной компанией, а для ребенка ты папа. И именно сейчас ему от тебя нужно, чтобы ты нарисовал кораблик. Или помог решить задачку по математике. От этого, прямо скажем, легче не становится. Как установить порядок в такой ситуации, договориться с самыми младшими членами семьи?

— Ключевое слово — договориться. Если мы введем это расписание, предварительно не выяснив потребности других, то скорее всего мы встретим сопротивление. «Да, мы всё понимаем, но нет». Нужно составлять его с учетом интересом всех членов семьи. Может оно будет чуть нарушаться, но нам вообще придется стать очень-очень эффективными, в том числе и в семье.

Раньше нам удавалось как-то переключаться: работаю в офисе, отдыхаю дома, провожу время с семьей. Сейчас, когда мы вынуждены делать все в одном пространстве, зачастую в небольшом, есть ощущение, что нет ресурса для восстановления. Было бы здорово получить от вас пару прикладных советов, как можно создать для себя такое место, где можно вновь набраться сил и продолжить покорять вселенную.

— Мы можем это сделать с помощью все того же расписания: выделить какое-то пространство, где можно будет по очереди поработать. Если есть угол, где можно реально уединиться, будет вообще супер. Если такого нет, можем надеть наушники и, условно говоря, уйти в виртуальное пространство. обозначить, что в это время вас стоит не беспокоить. Может быть поработать в машине, погода уже позволяет.

Мы общаемся с руководителями разного уровня. Они очень тесно вплетены в коммуникации компании. Как сделать, чтобы внутри этого хитрого переплетения не дать просочиться эмоциям? Чтобы не транслировать тревогу ни тем, кто выше по рангу, ни подчиненным?

— Я бы сказал, что посыл изначально неверен. Транслировать нужно. У нас в психотерапии есть понятие — самораскрытие. Если зажимать свою тревогу, нас попросту разорвет. Тревожиться в этой ситуации — нормально. Но важно не делать это состояние камнем преткновения. А смотреть вперед, на свою цель, и двигаться к ней.

Поясню, откуда этот вопрос возник. У нас существует распространенное мнение, что руководитель, если он не показывает свою уверенность, силу, то он подведет кого-то, сотрудники в нем разочаруются или начнут манипулировать. Говорить о своих чувствах — часто табу в организации.

— В этом-то все и дело. Манипулировать можно, когда мы чувства не признаем, а когда мы даем себе отчет в том, что испытываем, тогда и управлять нечем.

— А! Ты тревожишься?

— Да, тревожусь, я нормальный человек. Дальше-то что?

А если менеджеру это использовать в общении с клиентами? Говорить: «Да, мне тоже тревожно от этой ситуации, давайте будем искать решение вместе».

— Сложный вопрос. Тут есть риск обесценить мнение, решение клиента.  Если мы внутри компании можем говорить: да, я переживаю, но я делаю. Но когда мы так говорим клиенту, мы можем его таким образом оскорбить или унизить. Дескать, я-то тут справляюсь, а ты – нет. Любое сообщение стоит рассматривать относительно цели. Я хочу обидеть клиента? Это его оскорбит? Если вы уже поговорили о делах, и вот после этого клиент чисто по человечески начал об этом говорить, тогда да, это будет уместно. Тогда тут цель — показать ему, что он такой же человек, как и мы, что испытывать эти чувства — нормально. Нам важна честность, и с собой, и с другими. И тогда и манипулировать нами не получится. Манипулятор может сыграть на внутреннем противоречии.

В новых условиях многим из нас, и сотрудникам, и менеджерам, приходится отращивать новые навыки, осваивать новые компетенции, которые нужны для решения задач. Как сейчас можно помочь своему мозгу, который, в общем-то, не очень любит учиться и постигать что-то новое в условиях?

— Для того, чтобы навыки быстрее формировались, надо регулярно повторять действия, с помощью которых эти навыки закрепляются. Не бывает такого, что уснул, а проснулся уже с готовыми компетенциями. Хотелось бы, но нет. Единственное, для того, чтобы навыки сформировались более правильно, необходимо найти время, чтобы разложить что-то по шагам, обдумать.

Но это все к тому же вопросу с расписанием. Очень важная задачка для нашей продуктивности — это отдых. И ее тоже нужно реализовывать. Здесь часто приходится сталкиваться с чувством вины: вокруг пожары, какой отдых? А это нужно. Потому что иначе наш мозг не может. Ему нужен полноценный сон — именно в это время формируются новые ассоциативные связи, навыки закрепляются. Нужно понимать, что нас убивает не сильный стресс, а длительный. Когда мы не даем себе отдыха, мы истощаемся, а вот истощенный организм действительно очень плохо учится.

Возможно, стоит запланировать — порисовать с ребенком, о чем мы говорили в одном из предыдущих вопросов — отвлечься. Потому что в этот момент организм переключается от рабочих задач в детские задачи, нам это тоже полезно. В череде этих дел нам кажется, что дети — это мешающий элемент, а на самом деле — спасающий. Если эти отвлечения каждую минуту — то да, но если по расписанию — это здорово помогает переключаться. Когда мы вернемся к работе, то будем делать это более эффективно.

Я много общаюсь с родителями школьников и вижу, что дети на самоизоляции — это отдельный стресс. Рабочий компьютер дома один, дети нервничают, родители нервничают. Уроки из школы присылают, домашние задания задают, это нужно как-то контролировать, нужно заниматься с ребенком. Есть ли хоть какой-то шанс избежать этих переживаний? Как там перестать терять эту энергию?

— Конечно, есть! А чего мы так нервничаем-то?

Ну как же, школа сбросила свои обязанности, за все наказывают, родителей отчитывают, двойки ставят!

— А, я понял, то есть родители до сих пор из школы не вышли. Надо же просто понимать, что все-таки главные учителя для своих детей — это мы. Главные оценки ставим тоже мы. Это мы знаем, справляются наши дети или нет. Надо больше понимания того, угроза-то в чем? Что, умрет кто-то что ли? Если ребенок действительно учится, соображает, он потом это сможет исправить. Важно посмотреть на то, что вокруг, у других, всех ровно так же. Во всех семьях так. В этой ситуации оказалось слишком много людей, чтобы она не разрешилась. Просто сейчас идут перекосы: в школах не могут рассчитать нагрузку, не могут адаптироваться к дистанционному формату.

Наша уязвимость специфическая — с 88 года, если не ошибаюсь, в нашей системе образования принята гуманистическая парадигма. Но у нас так принято, что может быть неправ только один человек — ученик. И родители не могут мыслить иначе. Они-то знают, что они молодцы, занимались с ребенком, не бездельничали. Им есть за что себя похвалить, но они все равно боятся, что им поставят плохую оценку извне. Потому что так повелось, что здесь больше верят сторонней оценке, а не внутренней.

Может, эта рекомендация актуальна и в бизнесе? Пора перестать сдавать экзамены на блестящего руководителя? На лучшего в мире продажника?

— Пора перестать так стараться выглядеть. Мы не идеальные. У меня есть наглядный образ. Как побить рекорд мира по стометровке? Думаете, просто вот так выйти на старт и пробежать? Нет, надо пробежать с секундомером, зафиксировать результат, а на следующий день на миллисекунду улучшить результаты. И так каждый день. Новые вызовы — это новые задачки. Для кого мы играем эту роль? Нам надо очень грамотно управлять своими ресурсами. Тогда мы, наверное, будем решать задачи другим путем, не тем, что окружающие, но не менее эффективно.

Олег, меня просили задать вам прямой вопрос: в какой момент надо идти сдаваться психотерапевту, психологу, психиатру?

— Наверное тогда, когда вы не можете отдохнуть. Когда самостоятельно это напряжение никак не удается снять.

Что в такой ситуации может сделать специалист?

— Здесь понадобится разбираться с теми когнициями, с теми установками, которые заставляют человека себя так истязать. У него есть какие-то предпосылки, на которые он опирается, которые вынуждают его таким образом организовывать свою жизнь. Ему надо это обнаружить, чтобы он действительно разрешил себе отдыхать, останавливаться вовремя, спать хорошо.

К кому конкретно и в какой ситуации бежать: когда к психологу, а когда уже к психиатру?

— К психиатру вас привезут. К психологу и психотерапевту — тут вопрос в том, к кому больше сформировалось доверие. К психотерапевту имеет смысл идти тогда, когда есть подозрение, что человек настолько загнал себя, что ему требуется медикаментозная поддержка. Психолог не сможет выписать рецепт, а психотерапевт может.

Кстати, а рецептах. Сейчас мы все в поисках какого-то простого «подручного» решения проблемы стресса. Что здесь можно посоветовать?

— Люди порой почему-то забывают, что сон — это совершенно естественное состояние. Что такое «пытаюсь заснуть»? Сон — он все равно наступит. Ему просто не надо препятствовать. Опять-таки, для сна необходимо соблюдать режим, соблюдать гигиену сна. Лучше выбирать одно и то же время для отхода ко сну. Быть более активным физически в течение дня, тогда к концу дня нас «вырубает». Естественные инструменты у нас есть.

Вся ситуация вынуждает нас самомобилизоваться. Тогда и со сном все будет нормально, и с эффективностью. У нас достаточно внутренних ресурсов, важно ими просто грамотно управлять.

Есть такой мнение, его озвучил один известный психолог, что, когда все это закончится, на улицу выйдут миллионы шизофреников с очень чистыми руками. А у вас какой прогноз? Кем мы выйдем из самоизоляции?

— Мы выйдем очень радостными людьми. Это ведь уже будет счастье. Мы будем радоваться тому, чему уже разучились радоваться. Гаджеты поднадоедят. Соскучимся по обычному общению, не онлайн, а вживую. Соскучимся по солнышку и свежему воздуху. Мы снова будем ценить мир реальный, бегать как дети и щупать его. Оно же в нас заложено — стремление к получению удовольствия. Мы немного заелись, а сейчас таким образом омолодимся.

Девелоперам: еженедельная рассылка о недвижимости
subscribe



Еще интересное по теме

Девелоперам: еженедельная рассылка о недвижимости

Полезные статьи о маркетинге и продажах в недвижимости. Помогаем развиваться и улучшать проекты девелоперов.

GMK Club
Что дает резидентство в GMK Club:
  • бесплатный чек-лист «Оптимальные показатели работы отдела продаж и маркетинга»;
  • электронная книга из серии «Библиотека девелопера»;
  • бесплатный доступ к эксклюзивным мастер-классам для девелоперов;
  • суперпосты в нашем блоге по закрытой ссылке;
  • приоритетное информирование о наших мероприятиях по всей России;
  • специальные цены и акции на наши услуги.